Но для этого необходимы принципиально новые технологии, которых нет

Через три-четыре года США превратятся в крупнейшего экспортера углеводородного сырья, если цены на нефть вырастут, считают аналитики американского Минэнерго. Если же черное золото подешевеет и новые революционные технологии не подоспеют, американский сланцевый пузырь лопнет, а Америка придется забыть о мечте стать нефтяным нетто-экспортером.

День энергонезависимости

Управление энергетической информации (EIA) Министерства энергетики США опубликовало ежегодный обзор Energy Outlook 2018. В документе утверждается, что в 2022 году США превратятся в экспортера энергоресурсов.

Этому способствует рост мировых цен на углеводороды. Аналитики EIA указали, что в прошлом году объемы американского экспорта и импорта газа практически сравнялись, а в дальнейшем поставки американского сжиженного природного газа (СПГ) за рубеж — в первую очередь на азиатские рынки — увеличатся.

Аналогичным образом складывается ситуация и с нефтью. В прошлом году США снизили импорт "черного золота" до 3,8 миллиона баррелей в сутки. А скоро Америка превратится в нетто-экспортера сырой нефти, доведя объемы поставок до 5,3 миллиона баррелей в день.

Следует сказать, что не только американское Минэнерго обещает расцвет нефтегазовой отрасли страны. Международное энергетическое агентство (МЭА) в докладе World Energy Outlook 2017 также пророчит США мировое лидерство по экспорту углеводородного сырья.

Радужные для Вашингтона перспективы сулят не в первый раз. Однако аналитики почему-то не замечают зависимость нефтеперерабатывающих предприятий от импорта. Цифры вещь упрямая.

В 2016 году США потребили 863 миллиона тонн нефти, а произвели 543 миллиона. Дефицит в 320 миллиона тонн компенсировали закупками тяжелой высоковязкой битуминозной нефти в Канады, Венесуэле и Мексике, напоминает профессор РГУ нефти и газа имени Губкина Валерий Бессель.

Из нее производится большое количество продуктов нефтепереработки и нефтехимии с высокой добавленной стоимостью.

"Отказаться от импорта тяжелой нефти они не могут, поскольку заменить ее легкой сланцевой невозможно", — подчеркнул собеседник РИА Новости.

Пропащее дело

Нефтегазовый сектор экономики США находится на подъеме. В январе 2016 года американские компании после 40-летнего перерыва вернулись на мировой рынок в качестве экспортеров сырой нефти.

В конце 2017-го объемы суточной добычи "черного золота" выросли до 10,038 миллиона баррелей. В 2011-м этот показатель находился на отметке 5,575 миллиона баррелей. Таким образом, за шесть лет достигнут почти двукратный рост.

США располагают более 22 тысячами нефтяными и нефтегазовыми месторождениями. Крупные запасы углеводородного сырья есть в Луизиане, Техасе, Нью-Мексико и Оклахоме. В этих штатах добывается до 70 процентов американской нефти.

Однако аналитики EIA увязывают свой радужный прогноз о превращении США в нетто-экспортера с разработкой месторождений сланцевой нефти и газа. Но точность их расчетов напрямую зависит от мировых котировок.

Себестоимость сланцевой нефти составляет 50-60 долларов за баррель. Не удивительно, что позапрошлогоднее падение цен ниже отметки 40 долларов за баррель оказалось роковым — пузырь лопнул. Если в октябре 2014 года число буровых установок достигало 1609 штук, а январе 2016-го их работали менее 500. В 2015-м 42 американские сланцевые компании объявили о банкротстве. Их долг превышал 17 миллиардов долларов. Общая же закредитованность предприятий отрасли оценивалась в 250-300 миллиардов долларов.

Сейчас говорят о новой сланцевой революции. Диапазон котировок нефти марки Brent — 60-65 долларов за баррель — привлекателен для сланцевых компаний, располагающими семью тысячами готовых к эксплуатации скважин. Тем более в данный момент нет никаких проблем с доступом к капиталам.

"Безусловно, закредитованность нефтяной отрасли США вновь увеличится, но инвесторы верят в сланцевую добычу, и пока эта вера оправдывает себя", — говорит старший аналитик "Альпари" Роман Ткачук.

Отсутствие страха перед надуванием очередного сланцевого пузыря можно объяснить просто: за годы сланцевого бума в США компаний потратили примерно на 265 миллиардов долларов больше, чем заработали. Теперь же, используя благоприятную конъюнктуру, они пытаются "отбить" эти затраты.

В свою очередь доцент кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Иван Капитонов напоминает о том, что существует объективный факт роста спроса на традиционные энергоресурсы. США каждый год нужно больше нефти и газа на 0,5%.

"На фоне снижения отдачи сланцевых скважин даже оптимисты задумываются о том, что американские компании уже балансируют на грани рентабельности. Чтобы увеличить добычу, необходимы принципиально новые технологии, которых пока нет, либо резкий рост цен на нефть", — сказал эксперт.

Комплексы неполноценности

У экспертов нет единого мнения о том, превратятся ли однажды США в нетто-экспортера нефти. Но системные проблемы, которые уже испытывают сланцевые компании, ставят под сомнение достижимость заветной цели.

Соединенные Штаты уже сейчас входят в тройку мировых лидеров по объемам добычи углеводородов. Однако удовлетворить в полном объеме потребности даже своего собственного рынка американская нефтегазовая отрасль не способна.

По мнению Капитонова, это подтверждается не только статистикой закупок нефти США, но и поставкой в начале года двух танкеров с российским СПГ. Эксперт уверен, что нетто-экспортером энергоресурсов Америка в ближайшие годы точно не станет.

Кроме того, нельзя забывать, что спрос на легкую нефть из сланцевых отложений ограничен. Европе, например, навязать ее не получится, поскольку у НПЗ большинства стран Евросоюза одна из самых высоких в мире глубин переработки, и они используют высоковязкую битуминозную нефть.

Скорее всего, США будут пробивать себе дорогу на развивающиеся рынки стран АТР, в частности, Китая и Индии, считает Бессель. По его словам, в этом регионе "колоссальный дефицит углеводородного сырья любого вида, и легкую нефть купят с удовольствием". О каком нетто-экспорте тут можно мечтать?