Министр призывает искать позитив там, где его нет

В последние дни главным правительственным ньюсмейкером стал министр труда и соцзащиты Максим Топилин. Для этого, собственно, ему даже не понадобилось придумывать никаких новостей — достаточно оказалось дважды повторить одну и ту же: о росте зарплат россиян на 11% в годовом выражении. При этом министр вряд ли рассчитывал на тот резонанс, что получат его высказывания.

Напомним, что 25 октября, выступая на правительственном часе в Совете Федерации, Топилин, обнародовав вышеназванную цифру, назвал темпы роста зарплат в России и в номинальном, и в реальном (с поправкой на инфляцию) выражении «беспрецедентными». Массовых аплодисментов по этому поводу почему-то не последовало, зато последовали весьма критические оценки независимых экспертов-экономистов, ставящих под сомнение данное «достижение», а также весьма едкие комментарии обычных граждан в соцсетях, почему-то в упор не замечающих весомой прибавки в своих кошельках.

Это подвигло Топилина вернуться к теме сутки спустя, в ходе заседания Трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. «Я опираюсь на данные Росстата, ничего от себя не придумываю, — явно обидевшись на всеобщий скепсис, заявил он и добавил: — Я считаю, что хорошие новости должны восприниматься нормально. А почему-то это вызывает какие-то вопросы. Я считаю, что надо все-таки нам учиться и уметь хорошие новости оценивать позитивно».

В первой части своего высказывания Топилин, безусловно, прав: Росстат действительно за несколько дней до отчета министра в Совфеде обнародовал данные о том, что реальная зарплата в годовом выражении выросла на 11,1%. А вот о том, что россиянам надо учиться радоваться и позитивно встречать хорошие новости, я бы поспорил. Мне кажется, мы это вполне умеем делать — был бы повод! Проблема в том, что поводов этих — реальных, а не бумажных — правительство нам в последнее время не дает.

И на примере тех же зарплат это видится весьма наглядно. «Каждый на себя мерит, у кого-то больше выросла, у кого-то меньше», — добавил еще про зарплаты министр Топилин на Трехсторонней комиссии. Так вот, если бы у большинства она повысилась, люди бы, разумеется, это заметили, и если бы и не пустились в пляс от счастья, то, по крайней мере, не задавали бы властям неприятных вопросов. В конце концов, в нулевые годы, которые сейчас принято называть «тучными», и рост экономики, и наполнение бюджета, и повышение личных доходов, и пресловутый рост зарплат ощущался подавляющим большинством граждан и признавался абсолютно всеми — даже ярыми критиками властей.

Почему же сейчас население не накрывают волны восторга от впечатляющих данных Росстата, озвученных министром Топилиным? Ответ очевиден: да потому что этого «роста» никто или почти никто в реальной жизни не ощущает. Как же так? Неужели уважаемый министр и не менее уважаемое статистическое ведомство нам врут? Нет. Просто у них такие хитрые методики, которые позволяют весьма умело, как бы это помягче сказать... манипулировать данными.

Ведь одновременно с цифрой роста реальных зарплат появилась и другая цифра: реальные доходы населения за сентябрь упали на 1,5%. То есть люди в массе своей почувствовали вовсе не радость от повышения зарплат, а разочарование от очередного падения доходов и необходимости еще большего затягивания поясов. И мы ничего тут от себя не придумываем, господин министр, а «опираемся на данные Росстата», как вы выражаетесь...

Другой вопрос: как это возможно, чтобы зарплаты (которые вместе с пенсиями формируют 65% всех доходов населения) заметно росли, а сами доходы при этом падали. Только не спрашивайте у меня ответа, ищите его в тех самых хитрых методиках Росстата.

Впрочем, кое-что ясно и без всяких методик. Ведь и без них мы видели, как падал рубль в августе–сентябре, проделав путь с 62 до 70 за доллар. А еще ударно росла цена бензина. А еще в августе нам пришли первые платежки с повышенными тарифами ЖКХ. А еще закончился сезон относительно дешевых овощей и фруктов. А еще продавцы многих товаров подняли цены из-за грядущего повышения НДС — чтобы заранее отбить свои потери. И, конечно, все это разогнало нашу личную инфляцию и сказалось на наших реальных доходах. И если у кого-то и произошел по весне рост зарплаты (например, у некоторых категорий бюджетников, попавших под индексацию, и у тех, кто получает минималку, которую подняли до уровня прожиточного минимума), то к началу осени он оказался окончательно съеден разогнавшейся инфляцией.

Все это министр Топилин, разумеется, знает лучше нас с вами. Точно так же он знает (и, кстати, озвучил это в той же речи в Совфеде), что в стране у нас 20 миллионов бедных. А еще, по данным Минтруда, в России проживает 30 миллионов граждан трудоспособного возраста, которые никак в официальной статистике не засвечены: то ли самозанятые, то ли безработные, то ли бандиты, то ли бомжи...

Вот всем этим десяткам миллионов россиян, живущим ниже черты бедности и где-то сбоку от нее, внять бы призыву министра, выйти дружными колоннами и порадоваться тому, что зарплаты беспрецедентно растут. Так нет же: не выходят, не ликуют... Не понимают людишки своего счастья!