Помнить сразу всех невозможно, но помнить каждого мы просто обязаны

Я не забуду эту квартирку

Моисеенко Павел Федорович родился 19 ноября 1926 года в крестьянской семье из деревни Миндерла Сухобузимского района Красноярского края. Отец – Моисеенко Федор Павлович умер в том же 1926 году. Мать – Моисеенко (Многогрешнова) Наталья Дмитриевна, 1900 года рождения, одна управлялась с семьей из шести человек. Потом она повторно вышла замуж за брата мужа - Григория Павловича и в 1935 году переехала вместе с семьей в город Красноярск в полуподвальную квартирку на улице Лебедевой, дом 21.

Эту квартирку я помню с раннего детства. Тогда я увлекался коллекционированием марок, а дочь хозяйки квартиры Антонина работала на почте, часто приносила мне разнообразные марки, и мы долго сидели с ней в малюсенькой комнате, разглядывая красивые картинки на марках. Обстановка квартиры была очень скромная. Заправленная заботливой женской рукой железная кровать с блестящими набалдашниками, большой бабушкин сундук, накрытый цветастой рогожкой, на полу полосатые половики, связанные своими руками, стол, несколько стульев с причудливо выгнутыми спинками, в углу иконы, зеркало, вот, собственно, и все убранство.

Из комнаты на улицу выглядывали два окошка, причем, поскольку квартирка была полуподвального типа, вверху окошек был виден только тротуар и быстро мелькающие сапоги, парусиновые туфли, ботинки и другая обувь проходящих по улице людей. Если встать на подоконник и таким образом заглянуть в оконный просвет, можно было увидеть деревянные дома, ворота, заборы на противоположной стороне улицы. Немало времени провел я на этом подоконнике, разглядывая ноги прохожих, считая шаги, и корча рожицы друзьям мальчишкам, заглядывавшим в окна с той стороны.

Уже не помню, кто жил в доме наверху, но хорошо помню широкий двор с замечательной кленовой аллеей, в тени которой стояла скульптурная композиция, изображавшая сидящего И.В.Сталина и стоящего возле него Я.М. Свердлова. В конце аллеи у высокой кирпичной противопожарной стены находился одноэтажный флигель, а точнее сарай, в котором располагался музей, посвященный сибирской ссылке знаменитых революционеров.

В том дворе мы с друзьями мальчишками играли в войну, в чижика, гоняли на изогнутой проволоке обод велосипедного колеса, по очереди катались под рамой на взрослом велосипеде. На аллею, бывало, выносили стол, за которым собирались родственники, отмечали праздники, пели протяжные сибирские песни, разговаривали о жизни, о войне.

Не любил он этих разговоров

После окончания в 1942 году ремесленного училища и получения специальности «монтёр-телеграфист, монтёр связи» Павел Федорович был направлен на работу в районный центр Сухобузимо, где трудился по специальности до марта 1943 года. Затем устроился на работу по специальности на Красноярскую городскую телефонную станцию.

В октябре 1943 года был призван в ряды Красной армии и направлен для переподготовки в школу младших авиационных специалистов (ШМАС), располагавшейся у железнодорожного вокзала города Красноярска в помещениях казарм, где по рассказам местных жителей, ранее содержались итальянские военнопленные. Подготовку в ШМАС проходил с ноября 1943 по апрель 1944 года. По окончании школы получил специальность «стрелок-радист» и был направлен в город Казань, а затем через два месяца в Кострому в состав формирующейся воинской части №749762.

В ноябре 1944 года, после завершения формирования и освоения личным составом американских самолетов марки «Бостон», часть была направлена в город Белосток и вошла в состав боевых подразделений 2-го Белорусского фронта под командованием К.К.Рокоссовского.

В детстве мы с братом не слышали от отца каких-либо рассказов о войне. Ну не любил он этих разговоров! И даже, когда встречался с друзьями ветеранами, все больше молчал и слушал других. Как-то, уже будучи студентом, нашел я у бабы Наты среди старых пожелтевших фотографий и вырезок из газет военную летную книжку отца. А в ней записано более тридцати боевых вылетов. Конечно, я испытал чувство гордости за отца!

Вчитываясь в лаконичные строки летной книжки, я представлял себе героического стрелка-радиста, атакующего вражеские самолеты в небе над Германией! Конечно же, тогда в своем двадцатилетнем возрасте я и подумать не мог, что для отца, которому в годы войны исполнилось всего-то восемнадцать лет, каждый боевой вылет мог стать последним.

Боевой путь П.Ф.Моисеенко пролегал через города Белосток, Россошь, Торунь (Польша), Торн, Меркиш Фридланд (Германия). В период военных действий он совершил более 30 боевых вылетов. Участвовал в воздушных боях, горел, видел гибель боевых товарищей. Был подбит под городом Данциг. Когда я приезжал в Красноярск на празднование 85-летия отца, то попросил его рассказать об этом случае. В начале 1945 года на самолете «Бостон» экипаж в составе эскадрильи бомбардировщиков вылетел на боевое задание под город Данциг.

Во время выполнения боевой операции над морем эскадрилья была атакована зенитным огнем с находящихся в бухте немецких кораблей. Осколками разорвавшегося у борта снаряда была перебита гидравлическая система самолета. В результате чего возникла серьезная проблема с открытием бомболюков и с выпуском шасси. Пришлось возвращаться на родной аэродром и долго кружить над ним, сбрасывая горючее. Горючее сбросили, но совершать посадку на полосу аэродрома все равно нельзя – в люке бомбы и не выходит до конца передняя стойка шасси!

Решили садиться на поле рядом с аэродромом. Конечно, это было очень опасно – при жесткой посадке могли взорваться бомбы, самолет мог просто разбиться о землю. Но, повезло! От удара при касании с землей задних стоек шасси, передняя стойка «дошла» и встала на свое место. Поэтому посадка прошла в нормальном режиме.

Есть такое звание – победители!

За участие в боевых операциях, Моисеенко П.Ф. был награжден орденом Отечественной войны II степени (№571500), медалями «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.». В дальнейшем, был награжден юбилейными медалями и в 1985 году ещё одним орденом Отечественной войны I степени (№2957360).

С каким трепетом в детстве мы брали в руки отцовские награды! Со временем они тускнели и перед тем, как отцу надо было выйти на праздник или еще куда-нибудь в парадном виде, мы с братом Сергеем чистили их зубным порошком и натирали до блеска суконной тряпочкой.

Помню, в начале 60-х годов отец взял меня с собой на празднование годовщины Победы в сквере за кинотеатром «Родина». Собралось множество фронтовиков и военных. Играл духовой оркестр. Фронтовики надели военную форму с орденами и медалями. Меня просто поразила сама атмосфера праздника, звон медалей, вальсирующие пары, военные песни! Какие же все они были молодые, красивые даже на костылях, жизнерадостные, уверенные в себе и в завтрашнем дне! Настоящие герои! Настоящие ПОБЕДИТЕЛИ! Вокруг крутились мальчишки, обсуждали у кого какие награды, с придыханием слушали рассказы фронтовиков, гордились своими отцами и родственниками и завидовали их военным подвигам. Это детское впечатление радости, мая, Победы осталось у меня на всю жизнь!

После окончания войны отец служил в авиационных частях в городе Шрода (Польша), Проскуров (Украина, ныне город Хмельницкий). Демобилизовался в 1951 году и прибыл в Красноярск. В августе 1951 года устроился на работу по специальности техник связи в УМСТ п/я 9 (ныне город Железногорск). Обслуживал строящиеся объекты города и Горно-химического комбината (ГХК). В 1958 году отец перешел на работу в ГХК «прибористом» 6-го разряда. Работал в смене, в мастерской по ремонту контрольно-измерительных приборов. После получения 7-го разряда работал техником КИП и А. Работал и постоянно учился.

В 1954 году, когда ему уже было 27 лет, отец поступил в 6-й класс школы рабочей молодежи. После окончания школы поступил на заочное отделение Московского политехнического института, обучение в котором закончил в 1970 году. После окончания института работал инженером КИПиА, а затем с 1885 года и до пенсии трудился инженером по технике безопасности ремонтно-механического цеха ГХК.

Большинство моих детских и юношеских воспоминаний связано с тем, как отец учился. Сначала в школе рабочей молодежи, а потом уже дома после работы, где самостоятельно изучались и осваивались предметы высшего политехнического образования. У отца всегда была и до сих пор остается потрясающая тяга к знаниям! Причем, в любой области человеческой деятельности, от любви к музыке и литературе до познания физических законов и сложнейших технологических процессов.

Несмотря на усталость и нехватку времени, с удивительным упорством отец практически ежедневно садился за книги и читал, считал, чертил до поздней ночи. Все, что изучал, отец обсуждал со мной и. позднее с младшим братом. Поэтому о пропорциях, десятичных дробях. уравнениях, логарифмах, интегралах и многих других математических и физических премудростях мы с братом узнавали еще до того, как начинали их изучение в школе и потом в институте. Конечно, все условия для успешной учебы отца создавала мама Евдокия Аверьяновна! Она работала, вела домашнее хозяйство, постоянно следила за тем, чтобы мужчины в доме были накормлены, обуты, одеты, хорошо учились и везде успевали. И это удалось ей в полной мере!

С тех пор прошло уже много, много лет. Не дожив два дня до своего 85-летия, в апреле 2015 года ушла из жизни мама. В 2016 году мы вместе с братом и детьми отмечали 90-летие Павла Федоровича. Он так и живет в г.Железногорске, который вместе с мамой начинали строить с первой палатки. Павел Федорович – ветеран-фронтовик, один из первостроителей города. Его знают и ценят, как заслуженного и уважаемого человека! Отца постоянно приглашают на встречи со школьниками и молодежью, как ветеран Великой Отечественной войны он участвует в праздновании Дня Победы в Железногорске и Красноярске, а также в других патриотических мероприятиях.

Я по-настоящему горжусь своими родителями, и, если бы меня попросили одним словом охарактеризовать этих замечательных людей, я бы ответил, что такое слово есть и это слово – ПОБЕДИТЕЛИ!

Об авторе: Моисеенко Владимир Павлович,

доцент кафедры гуманитарных наук Российского государственного геологоразведочного университета (МГРИ).