Попробуем считать деньги не в чужом, а в своём кармане

Несмотря на то, что за годы реформ и нефтяного изобилия люди, что называется совсем стыд потеряли, считать деньги в чужом кармане считается занятием не совсем приличным. Зато каким увлекательным. Впрочем, мы предлагаем читателям разобраться отнюдь не с чужим, а с нашим общим карманом. И федеральный, и региональные бюджеты, и даже Фонд национального благосостояния – это ведь наш с Вами, читатели, общий карман.

Сейчас уже не так важно, что право распоряжаться и бюджетом и ФНБ мы делегировали наверх – тем, кого вроде бы абсолютно демократически избрали на базе Конституции, пока ещё действующей. И права хотя бы спросить: «Где деньги?» нас до сих пор не лишали. Для реализации такого права вовсе не обязательно быть даже депутатом. Россия, за время правления нынешнего гаранта и его «запасного», успела заработать много, даже очень много. Хотя разворовать и увести, увезти и переправить за бугор лучшие представители российской элиты, как бизнесовой, так и политической, успели намного больше. Что ж, мы сами их себе на шею посадили. Терпим, и может быть, даже сейчас вытерпим, поскольку после 12 мая пообещали «начать отпускать».

Не кажется ли вам, что, если бы сегодня под гнётом карантина стонала и вопила только широкая публика, её бы заткнули достаточно быстро. Но стонет и воет уже и бизнес, причём практически весь, который не ангажирован с властью и олигархической верхушкой. Понятно, что кому-то очень сильно захотелось взять всё вот это и «отжать». Отжать по максимуму, ради чего и затевалось, по всем признакам, нынешнее «до основания, а затем». Однако, ведь если даже отожмёшь развалины, что-то потом придётся и строить. Строить заново, с чем у наших «отжимателей» дело обстоит как-то не очень.

Опять же, сейчас и это не так важно, поскольку что-то изменить почти невозможно. «Что-то» за исключением как раз финансового расклада, ведь не ответить на стоны и вопли, которые слышны уже повсеместно, вплоть до столицы, становится для власти просто опасно. Впрочем, первые ответы уже звучат. Ответы не то, что невнятные, а какие-то издевательские, которые надо бы вообще рассматривать как откровенную фронду в отношении президента. Стоит ему лишь намекнуть, пусть даже через пресс-секретаря, о каких-то настоящих выплатах, как всё его финансово-экономическое окружение тут же встаёт стеной.

В этой стене, точнее в очереди, и непоколебимая глава Центробанка Эльвира Набиуллина, и лучшие банкиры России, начиная с Германа Грефа и кончая какими-нибудь Костиным или Тиньковым, и вице-премьеры с вице-премьершами, и пугающая взглядом главврач всея Руси.

А следом – академическая элита, пугливо шарахающаяся от нетипичных представителей научного цеха во главе с Сергеем Глазьевым, которые ещё не потеряли способность адекватно воспринимать жутковатую карантинную реальность. Вовремя успел в эту очередь пристроиться и наш главный финансовый чиновник – министр финансов Антон Силуанов.

В очередь, я сказала - в очередь, с...

Продолжение всегда можно прочитать у Булгакова, ещё лучше – увидеть и услышать в культовом фильме, неповторимый Толоконников озвучил это просто гениально. Вы обратили внимание, как чиновники, категорически отказывающие россиянам в какой-нибудь реальной помощи, буквально выстраиваются в очередь со своими оправданиями и обоснованиями.

И это после многократных уже заявлений президента о сохранении зарплаты. Ну понятно, зарплату кому следует безусловно сохраняют и будут сохранять, и даже доплаты гарантируют. Кризисные, точнее – антикризисные, понятное дело. Кому же конкретно «следует» – все и без подсказки знают.

Чиновникам, силовикам, тем, кто к ним присосаться сумел, да вот ещё врачам и медсёстрам что-то наобещали. Но обещать, как известно – не жениться. Так что, «кинут», скорее всего, многих уже успели «кинуть», всю информацию о чём в «больших» СМИ старательно замыливают.

Министр финансов здесь, разумеется, совсем не причём. Его дело – считать и разъяснять. Цитируем – «жить нужно по средствам, и тратить резервы, и наращивать госдолг сейчас придется, но осторожно – «с вертолета деньги разбрасывать» мы не можем».

Красиво, хотя одно тут слишком уж очевидно противоречит другому. И если господин министр, занимавший и более высокий пост первого вице-премьера, готов смириться с тем, что тратить резервы придётся, то должен объяснить, почему их нельзя тратить на людей. Без них-то весь ваш бизнес – ничто, да и бюджет, впрочем, тоже.

В конце концов, бюджет – это не деньги правительства, и даже не деньги президента, это деньги народные, которые народ абсолютно демократично передаёт президенту и правительству в управление. И если это не так, пусть авторов лучше сразу в кутузку сажают.

Уверенности Антона Германовича можно позавидовать – он уже не раз говорил, что «мы создали необходимые финансовые буферы и даже при цене 10 долларов за баррель проживём». Так и хочется спросить про «мы» и «они»? Если у Силуанова «мы» - это «они», то они и правда хоть при 10 долларах проживут.

Стоит тут напомнить забывчивым, как в 1998 году при таком уровне нефтяных цен наши олигархи, многие из которых никуда не пропали, а Ходорковский так даже из мест не столь отдалённых успел вернуться, ничуть не стесняясь, наращивали экспорт незадолго до дефолта и даже после него. Это федеральный, то есть наш народный бюджет много теряет на низких нефтяных ценах, а олигархам они вообще по барабану – так уже устроена наша система налогообложения.

Можно также напомнить, что к её созданию даже нынешний министр финансов когда-то имел отношение, хотя не самое прямое, просто в силу занимаемой должности. Когда группа товарищей из Минфина во главе с Сергеем Шаталовым сочиняла ныне действующий Налоговый кодекс, Антон Силуанов возглавлял Департамент макроэкономической политики и банковской деятельности. Того же Минфина, как вы понимаете, и без его подписи никакой Налоговый кодекс свет бы не увидел.

Кто последний? Не последний, а крайний

Однако вернёмся в очередь – министр финансов в ней на данный момент, похоже оказался последним, точнее, крайним. Так на него и все шишки в случае чего, могут и в отставку отправить, а лучше на карантин. Премьера же вот выпроводили, стоило ему лишь заикнуться про налоговые каникулы, и даже, неслыханное дело, про повышение пенсий и пособий по безработице.

По поводу коронавируса у премьера тоже комментарий требуется. Ведь Михаил Мишустин вроде бы из той же обоймы, много лет исправно казну наполнял, хотя его-то заслуга только в том, что считал хорошо. Кстати, всем, кто всерьёз интересуется состоянием премьера, готовы с полным на то основанием сообщить – оно огромное. Так следует из его же налоговой декларации.

Ну а наполнение бюджета – это прямая заслуга не налоговой службы, а нас с Вами, дорогие читатели, потому как, сколько бы из нас партизан и подпольщиков не делали, мы всё одно «по белому» работать стремимся. Но как-то вдруг забюллетенивший глава кабмина, о предыдущей работе которого авторы знают отнюдь не понаслышке, всегда напоминал человека-функцию. И чисто функционально он понял, что резать на мясо корову, исправно дающую молоко, ни в коем случае нельзя. Потом-то уже ничего и ни с кого уже не соберёшь. При всём на то желании.

А тут ведь ещё и нефть подешевела совсем не вовремя. И кому нужна был та самая победа в войне с Саудовскими принцами? Они-то уж точно в накладе не останутся, как, впрочем, и наши олигархи, отбившие себе право грабить на бензине своих. В итоге за всё опять платить придётся нам, простым писакам, даже с научными званиями, и простым читателям.

В объяснение своего категорического отказа министр не стал говорить «денег нет». Потому как это неправда. Зато много слов сказал и даже кое-какие цифры привёл. В пространных статьях и интервью на разворот или десятки тысяч знаков доля цифр составляет не больше процента-двух. Однако привести здесь стоит именно их:

На поддержку здравоохранения и на санитарно-эпидемиологические меры – 200 млрд руб.; на меры в области социальной поддержки (в том числе средства, зарезервированные на выплаты по безработице) – более 250; поддержка отраслей экономики (в первую очередь субъектов МСП) – ещё около 800, поддержка регионов – около 200; сбалансированность внебюджетных фондов – более 400 млрд. Основные назвал, и это без учета гарантий.

Для финансирования дополнительных расходов, связанных с поддержкой экономики, будут использованы доходы от сделки по приобретению Сбербанка у ЦБ - 1,07 трлн руб. в этом году. И нужно останавливаться на таком увеличении расходов. Плюс остатки, которые перешли с прошлого года, – 1,1 трлн руб., из них часть будет потрачена.

И это, вкупе с процентами потерь ВВП, а также рассуждениями о бюджетном правиле для нефтянки, по большому счёту всё, что озвучил главный финансист страны. Цифры, конечно, не могут не впечатлять, но они настолько же общие, насколько и не поддающиеся контролю. Никакому, даже со стороны Счётной палаты РФ.

В сети сейчас почти невозможно найти данных даже по закупкам несчастных масок, не говоря уже о чём-то более серьёзном. Понятно, что за осколки этих миллиардов, даже сотен миллиардов, будет страшная грызня во властных коридорах, за что-то попробуют уцепиться и законотворцы.

Людям же в очередной раз останется наблюдать и помалкивать в масочки. Их, между прочим, уже пообещали сделать обязательными к ношению чуть ли не до следующего лета. Кто пообещал? Да всё та же дама с пугающим взглядом, явно не дававшая клятву Гиппократа. Где сказано: «не навреди!»