Через Госплан и Госсовет - к первой стадии возращения к недоразвитому социализму

Какая революция лучше - социальная или финансовая. Для простых граждан, как показывает опыт, чаще всё-таки финансовая

И стратегия и «развитие»

Прошло чуть больше месяца с тех пор, как в России перетряхнули институты развития, вроде Роснано, Сколково и разных прочих МСП, РЭЦ и ЭКСАР. После такой встряски для Чубайса и целой когорты его соратников, само слово «развитие» буквально не сходит с уст наших чиновников и управленцев. Впрочем, топ-менеджеров по развитию перетряхнули в пользу конторы с чуть менее сомнительной репутацией – ВЭБ.РФ. Её, как известно, с некоторых пор которую возглавляет Игорь Шувалов – многократный министр и вице-премьер. Шувалов давно записан в покровители либерального крыла реформаторов, впереди которого традиционно числятся только Дмитрий Медведев и Аркадий Дворкович.

Само по себе создание такого супермонстра, к которому просто нельзя не присоседиться, изначально сулило слишком уж большие суммы. Сами понимаете, подо что. Однако, похоже, чиновное чутье в это раз обмануло очень многих. Не случайно финансовые параметры проектов, которые будут запущены, а точнее, пропущены через ВЭБ.РФ по-прежнему никому неизвестны. Но буквально на днях стало ясно, что запредельных финансовых возможностей у корпорации Шувалова не будет.

И это, несмотря на всю шумиху и желание охватить максимально возможное в сферах «развития». Финансовый облом для ВЭБ.РФ, который мало кто вообще заметил, случился буквально на днях. После очередного, но первого после реорганизации институтов развития заседания Госсовета. В Госсовете, напомню, на второй – то есть, во многом ключевой позиции, нет вечного экс-президента Медведева. В отличие от ряда иных структур, к примеру Совбеза с Дмитрием Анатольевичем, второго номера в Госсовете нет по определению. Есть секретарь Игорь Левитин, но какой уж тут «второй».

В центре притяжения

Зато у президента в Госсовете прямо-таки руки развязаны, хотя мы же не Америка, и никому и в голову не пришло бы их связывать. У нас республика президентская, а не схваченная на живую нитку из нескольких десятков штатов с такой независимостью, о которой в России ни одна автономия и мечтать не посмеет. Главное, что через Госсовет можно максимально оперативно провести такие решения, которые потом Думе и Совфеду останется только проштамповать – «одобрено!» Именно такое было проделано на минувшей неделе. Госсовет принял ни много ни мало, Госплан.

Его было решено назвать достаточно скромно - Национальные цели развития. Но под него заложены и пресловутые Национальные проекты и Государственные программы. В единый план, кстати, вполне однозначно – не концептуальный, а финансовый, вошёл и целый ряд уже забытых положений из Концепции-2020. Концепция была, пожалуй, первой в постреформенной России реальной попыткой перенять опыт советского планирования в масштабах страны. Однако, как и отраслевые аналоги, вроде Стратегии-2030 у РЖД или энергетическая программа с тем же конечным сроком, Концепция имела недостаток – нехватку конкретики с цифрами прописью.

Не было у Концепции и прямой связи с теми же нацпроектами, не было и преемственности. С новыми идеями Госсовета всё иначе, они даже прорабатывались в Центре национальных проектов, который вот-вот может превратиться в аналог союзного Госплана. Единый стратегический документ был представлен на днях Госсовету премьером Мишустиным – это настоящий план, ещё не пятилетний, а трёхлетний, что даже лучше, менять меньше придётся. Под него уже сформированы межведомственные группы – но этим вообще-то никого не удивишь. В плане есть всё, что такому документу полагается. Есть цели – повышение уровня жизни людей, формирование комфортной среды для развития. Есть роспись по регионам, есть сроки и ответственные за исполнение, есть даже единая система управления, разумеется, цифровая, но главное – прописано бюджетное обеспечение.

Кто нам мешает, тот нам поможет

Вот тут, читатели, держитесь за стулья – под новый план выделается 39 триллионов рублей, то есть в шесть с лишним раз больше, чем на национальные проекты. Нельзя исключать, что средства на них и вовсе войдут в соответствующие статьи расходов Единого плана. За это, быть может придётся ещё сказать отдельное спасибо – какая-никакая, но экономия бюджетных средств. Для страны, которая семимильными шагами идёт в сторону наращивания бюджетных доходов, и бюджетных, как следствие, инвестиций – обстоятельство крайне важное.

Прошло всего несколько лет с тех пор, когда под государственное управление или же прямо в государственную собственность стали возвращаться активы, приватизированные по Чубайсу ещё в 90-е годы. И то, что начиналось всё с ЮКОСа, ничуть не отменяет самого факта. Присутствие государства в той или иной отрасли становится, как правило, решающим, но оформляется по всем законам капитализма, в виде акционерной собственности. Рядовые примеры обратного рода, к примеру, выставление ан продажу 17% акций первого телеканала, смущать не должны – приоритет государства сохраняется.

В тенденцию вполне вписались даже пресловутые народные IPO, не говоря уже о медленном, но верном выуживании потенциально стратегических активов из многочисленных оффшоров. Если бы дело шло к полному отказу от оффшоризации, это можно было бы только приветствовать, но это случится, увы, явно не скоро. Тем не менее, перевод олигархов на положение, сходное с тем, что было когда-то у пресловутых «красных директоров», тоже что-то вроде тенденции. Позиции государства в госкапитализме со всей очевидностью становятся сильнее.

Становится ли от этого сильнее само государство – вот это уже не столь очевидно. И какое это вообще государство – тоже вопрос. Определение «социальное», несмотря на то, что оно считается почти обязательным, оправдывается с очень уж большим скрипом.

Мечта настоящего марксиста

В идеале у любого уважающего себя марксиста, как впрочем, и у анархиста, государство после великих революций должно отмереть. Но если для анархиста – лучше сразу и навсегда, то для коммуниста - скорее поздно, чем рано. Для начала надо ещё коммунизм построить, к которому, минуя фазу социализма, никак не приблизишься. Социализм тоже надо строить, и лучше через НЭП, то есть что-то подобное государственному капитализму, который сейчас, чтобы там не говорили наследники Мао, имеет место быть в Китае.

В России, кажется, после десятилетий идеологического и экономического межвременья, намечается тренд на переход от капитализма дикого к схожему с китайским государственному. Почему берусь утверждать, что и в Китае, и в России почти никаких следов реального социализма не осталось? Да просто опираясь на саму структуру собственности и там, и там. Надо ли доказывать, что нет в наших великих державах той настоящей народной собственности на средства производства, которая в отличие от частной, отрицает эксплуатацию человека человеком. Государственной собственности, опять же – и там, и там, уже с избытком, а эксплуатация остаётся, да ещё и нарастает.

Просто прямо указать пальцем на эксплуататора становится по прошествии времени всё сложнее. А то же государство, как в России, так и в Китае, со всеми его казнями, национализациями и лозунгами на зависть Ильичу, давно срослось с акулами капитализма, помогая им маскироваться под верных ленинцев. В России для этого потребовался имеющий просто массу прецедентов в истории чиновный реванш, который в Китае приобрёл свою оригинальную форму, красиво завуалированную под адаптацию к условиям мирового развития. По сути говоря, никакого социализма, ни реального в конце 30-х годов, ни развитого в 1977 году, в Советском Союзе построить не удалось. В Китае, что бы там не твердили местные СМИ и разбросанные по миру «истинные» ленинцы-сталинцы, убеждён - тоже.